Полезные статьи:

Город находится в 12 верстах от станции М.— К.— В. ж. д. Балабаново. Название свое Боровск получил от дремучего бора, некогда его окружавшего.  Время ос­ нования города неизвестно, но в  XIII в.  он уже  су­ ществовал, так как в его волость после нашествия Ба­ тыя был прислан сборщиком податей дед преподобного Пафнутия,  принявший  христианскую веру.   В   XIV  в. Боровск   некоторое   время   принадлежал   Рязанскому княжеству, но потом перешел к Дмитрию Донскому, который от­ дал его Владимиру Храброму. От последнего он перешел ко вто­ рому его сыну Симеону, умершему в  1426 г.  от моровой  язвы, а от него Боровск достался его племяннику Василию Ярославичу, который, не желая покоряться Дмитрию Шемяке, удалялся в Лит­ ву и возвратился только по освобождении Василия Темного, ко­ торому он помогал. Но Василий II под предлогом измены велел взять Василия Ярославича, доводившегося ему шурином, под стражу (1456 г.), сослал в Углич и жестоко наказал его слуг, когда Ва­ силий Ярославич успешно бежал в Литву,  (f 1464). Сын Василия Боровского Иоанн тоже бежал с мачехой в Литву, и Боровск был объявлен владением вел. князя. Иоанн III переселил в Боровск из Вятки в 1489 г. много зем­ских людей; Василий III отдал его в кормление Михаилу Глин­скому (1508 г.), а Иван IV дал его Владимиру Андреевичу, ко­торого он потом в 1569 г. казнил. После этого Боровск уже не отделялся от Москвы.

Город  был  окружен  валом  и  укреплен дубовым   острогом  с двумя проезжими, четырьмя глухими башнями. В городе был тай­ник, остаток которого еще в 60 гг. XIX века был заметен на берегу р. Протвы; да и теперь еще держится предание о таинст­венной пещере.
В смутное время Боровск подвергся нападению сообщников Тушинского вора. Защитниками города были кн. Мих. Волкон­ский, Яков Змеев и Афан. Челищев. Последние два изменили: и город, и монастырь сдали. «Кн. же М. Волконский, не хотя жив в злодейския руки отдаться, до тех пор с оставшимися при нем непоколебимыми в верности, мужественно себя защищал, пока быв пронзен многими ударами в самой церкви Пафнутьева мо­настыря у леваго крылоса, упал бездыханный». По словам того же летописца, число убитых в монастыре было до 12 тысяч человек, которые и были похоронены в двух ямах.
В XVII в. Боровск является небольшим городком2. В 1621 г. на посаде тяглых 54 жилых двора и 41 пустое дворовое место. А на торгу,в 1625 г. было около 70 лавок, да 8 лавочных мест; кре­пость была слабая, и гарнизон в ней небольшой. Частью своих по­датей и налогов город был ведом во Владимирской чети (1645, 1677 — 1679 гг.), но интересно, что в 1689 (7197) он упоминается в ведении редко встречающегося приказа «Великая Россия» (Л.— Данилевский. Организация ect. 542—549).Однако, несмотря на незначительность, со второй половины XVII в. Боровск делается очень известен как один из видных цент­ров русского старообрядчества. В насаждении здесь раскола креп­кое основание заложил сам пламенный протопоп Аввакум, дважды ссылавшийся в Пафнутиев монастырь. В первый раз его отпра­вили сюда в конце 1665 г. и продержали до 13 мая 1666 г., когда представили его на собор: «и туда присылка была, тоже да тоже говорят: «полно тебе мучить Нас, соединись с нами, Ав-вакумушка»! С 3 сентября 1666 г. до 30 апреля 1667 г. его снова держали в Боровске. Игумену дана была инструкция: «вы б его, Аввакума, приняли и велели посадить в тюрьму и приказали беречь накрепко с великим опасением, что б он с тюрьмы не ушел и дурна никакова бы над собою не учинил, и чернил и бумаги ему не давать, и никого к нему пускать не велеть». Монастырские влас­ти первоначально в своем рвении забили двери и окна темницы Аввакума. «К счастью, нашелся добрый человек, дворянин друг, Иваном зовут, Богданович Камынин (сын Калужскаго воеводы), вкладчик в монастыре, и ко мне зашел и на келаря покричал и лубье и все без указу разломал, так мне с тех пор окошко стало и отдух». Но строгости у монахов хватило ненадолго. Аввакум мало-помалу в их глазах превратился в мученика.