Полезные статьи:

Накануне XIX в., в 1799 г., Калуга была выделена в самостоятельную единицу и в духовном отношении. В ней была открыта епархия. Таким образом, новое столетие начиналось для нее счастливо. Спертая атмосфера, созданная в губернии колоссальными злоупотреблениями губернатора Лопухина, также была освежена строгой ревизией 1802 г., когда приезжал сам Г.Р. Державин. Как известно, “дело” об этом администраторе с докладом знаменитого поэта в Х т. Сенатского архива занимает около 200 печатных страниц.
Коснулись Калуги и веяния “дней Александровых прекрасного начала”.
Начавшееся оживление калужской общественной жизни выразилось в попытке преподавателя гимназии Г. Зельницкого издавать в 1804 г. журнал “Уранию”. Журнал продержался только год, в течение которого вышло 4 №. Журнал печатался при гимназической типографии с подписной ценой в 5 руб. ассиг. Подписчиков было 96. Цель журнала была “умножать способы распространения общеполезных знаний о предметах нравственных и естественных и сделать приложение их наипаче присвоенным к особенному положению страны своей”. В журнале было помещено 11 статей, относящихся до Калужской губернии. Из них интересны: “Описание Калуги”, “Исторические черты о Калужской губернии”, “О минеральных веществах, скрывающихся под калужскою почвою”, “Успехи земледелия по Калужской губернии”, “Церерин пир или торжество землевладельцев”,— в статье описано хозяйство помещика Кара; “О местной промышленности и торговле в Калужской губернии”.
Но и оживление, и цветущая торговля, и благосостояние Калуги получили сильный удар во время Отечественной войны.
В достопамятную годину 1812 г. Калуга играла важную роль, и имя ее тесно связано с историей этой войны. Критическая часть кампании, ее перелом, совершились именно в Калужской губернии, которая сделалась “пределом нашествия врагов”. Сама же Калуга в течение нескольких недель является главной артерией, от которой шло питание и снабжение нашей армии всем необходимым. Это был главный магазин, куда свозился со всех концов России провиант для дальнейшего направления в армию. Калуга значительно после этого обеднела, но с честью выполнила выпавшее на ее долю патриотическое назначение.

Тревожная, повышенная жизнь в Калуге началась с июля. 6 числа этого месяца 1812 г., среди начавшегося уже беспокойства, получен был манифест, призывавший к оружию и пожертвованиям на защиту отечества все сословия империи. Губернатор П.Н. Каверин пригласил на совещание дворян, которые и постановили “не щадить в сем случае не только своею состояний, но даже жизни до последней капли крови”. С Калужской губернии собрали 15 тыс. ратников, в число которых поступило 22 воспитанника из благородного пансиона и несколько семинаристов. Сбор ополчения окончили в 3 недели. Сделаны были губернским начальством и все нужные распоряжения о заготовлении сухарей и прочего провианта1. В окрестностях Калуги появились огромные магазины и склады сухарей, зернового хлеба, овса, сена, съестных припасов. Калужское купечество в двое суток пожертвовало свыше 100 тыс. руб. А всего для армии дворяне и поселяне дали 44 тыс. чт. муки, 40 тыс. чт. овса; поставили 710 лошадей и 500 тыс. пуд. сена2; городские общества пожертвовали 240 тыс. руб. и вещей на 154 тыс. руб. Независимо от этого, перевозка потом из Калуги в Тарутино и др. пункты массы провианта всею тяжестью падала на население губернии.
В начале же июля прибыл в Калугу киевский военный губернатор Милорадович и, несмотря на болезнь, занялся формировкой из рекрутских депо корпуса в 55 батальонов, 34 эскадрона и 18 рот артиллерии. В 5 верстах от Калуги был устроен артиллерийский парк. Таким образом, уже в конце июля Калуга с губернией по сбору войск и военным приготовлениям походила на большой военный стан.
Не осталось чуждым служению родине в критический момент и Калужское духовенство. Оно высоко несло в это время свое призвание и принимало деятельное участие в событиях. Несмотря на свою бедность и скудность средств, духовенство (церквей было около 600) также внесло свою лепту — пожертвовало 10 тыс. руб. и разные серебряные и золотые вещи. По распоряжению преосв. Евлампия по епархии совершались молебствия и крестные ходы вокруг сел и городов с призывами о небесной помощи. Когда Калужское ополчение было готово к выступлению, еп. Евлампий привел ополченцев к присяге, произнес напутственную речь и вручил начальнику ополчения г.-л. Шепелеву хоругвь с изображением Калужской Божией Матери и прав. Лаврентия.